Коля, ты мост спас!



№ 4 (12062) от 20 января 2018 года

Рубрика: Люди Приозерья

Разговор с блокадником Николаем Прохновским (на снимке), живущим в Приозерске более 60 лет, произошел давно. В опустевшем зале школы № 5 после торжественного мероприятия, посвященного Дню снятия блокады, мы задержались с ним, казалось, на несколько минут, а рассказанные события, свидетелями которых он стал, врезались в мою память надолго. 

Теперь, выходя на площадь Ленина с Финляндского вокзала Санкт-Петербурга, я вспоминаю историю 14-летнего подростка, которого обнимали зенитчики и кричали: «Ты мост спас!».

Николай учился во время блокады в ремесленном училище, расположенном на Охте. Несмотря на то что это учебное заведение было на временном (на период войны) особом положении, ведь здесь готовили подрывников и связистов, Николай часто забегал к родителям, жившим недалеко от Финляндского вокзала, да и общежитие находилось в районе Смольного.

Родители Коли работали в военно-медицинской академии недалеко от дома. Мама Мария была медсестрой, а отец Пётр - слесарем-ремонтником. В один из дней пришло сообщение в училище, что погиб отец, и Николай пошел домой. У Литейного моста он услышал вой сирен и приближающийся гул, но решил, что успеет проскочить, а тут буквально над крышей дома появился вражеский бомбордировшик. Николай не остановился, продолжая бежать навстречу страшной машине, начиненной бомбами. Ему показалось, что он встретился с летчиком глазами, так низко тот летел. Доля секунды, на которую отвлекся пилот, сделав неверный крен в сторону бегущего парнишки, - и бомбы упали в Неву, а тут уже и наши орудия стали вести прицельный огонь. Опасность миновала, и навстречу Николаю кинулись зенитчики. Они обнимали его и пытались объяснить, что благодаря ему враг совершил ошибку и мост остался целым.

На площади Ленина, где памятник вождю революции во время блокады был спрятан в огромный деревянный короб, произошел ещё один трагический эпизод. Ленинградцы знали, что если начался авианалет, то о близком приближении смертельной опасности говорили не только рёв моторов, но и особенная вибрация в воздухе, и тогда нужно незамедлительно падать там, где оказался в этот момент. Совсем рядом с Николаем по площади шла женщина, она задержалась на несколько минут, и когда отгремели взрывы, он смог продолжить свой путь, а незнакомка так и осталась на земле.

Голод - это отдельная страница блокады. Ученикам ремесленного училища выдавали паёк, как военным, что помогало держаться на ногах. Конечно, было очень голодно, но никто не жаловался. Хуже было тем, кто не имел возможности работать. 

Николай Прохновский вспомнил, как их мастер не мог долго выбраться домой на Васильевский остров к жене и дочери, чтобы их проведать. Он попросил Николая с товарищем отнести корзинку с пайком для своей семьи. Когда ребята пришли по указанному адресу и вошли в квартиру, их встретила пятилетняя девочка, а её мама именно в этот день не проснулась... 

Николай Петрович объяснил, что за время блокады люди смотрели в глаза смерти без слез. Однажды, когда началась бомбежка, снаряд разорвался перед движущейся по дороге машиной. Водитель погиб, а грузовик съехал на тротуар и врезался в дом, перед которым оказался Николай.

Самый удивительный эпизод с ним случился, когда он нес на плечах своего младшего брата в детский сад на Озерки. Там меньше бомбили. Ходил он всегда быстро, а в этот раз, когда раздались звуки сирены, его ноги словно стали деревянными. Все побежали к зданию, где находилось бомбоубежище, а Николай остался стоять как вкопанный, и в этот момент снаряд попал в группу людей, стремящихся к укрытию.

Записывая быстро слова блокадника, я удивилась возникшей паузе. Подняв глаза, увидела, что Николай Петрович не может справиться с нахлынувшими слезами. Спустя минуту он сказал: 

- Меня как будто кто-то бережет и сейчас, уводит от смерти. - Потом, взглянув в мою сторону, добавил дрогнувшим голосом. - Я переживаю и не могу понять, почему так? Мне мой дед Фёдор, когда я был мальцом, сказал, что жить я буду долго... 

Во время рассказа о мирном времени взгляд моего собеседника стал удивительно светлым: 

- Я всегда много работал. Вначале на мебельном заводе на Петроградской стороне заточником. Когда женился, осиливал и две смены. В Приозерск переехал с семьёй в 1956 году. Здесь устроился на лесозавод. Был в почете, мне вручали награды, грамоты.

После первой нашей встречи Николай Петрович попросил не публиковать материал, и только сейчас в канун праздника прорыва блокады Ленинграда согласился с моими доводами, что каждый эпизод их жизни очень важен всем нам. Благодаря рассказам очевидцев мы видим прославленный город совсем иначе, пытаемся спустя много лет воссоздать живую историю, приблизиться сердцем к тем, кто совершил подвиг - выжил, выстоял, участвовал в восстановлении разрушенного хозяйства, создал семьи, поднял на ноги детей... 

 

Ирина КОЛЧАК

Фото автора

Фотогалерея: 

 


Количество просмотров 120

Рейтинг:

Оцените эту статью: 1 2 3 4 5

Комментарии к статье:

Комментариев пока нет. Будь первым!

Я согласен с правилами комментирования

Внимание! Все комментарии перед публикацией проходят проверку администратором.

Новости Культуры

Наверх