Земля неохотно расстаётся с тайнами

Земля неохотно расстаётся с тайнами

23 июня 2009 № 67 (10890)

Финны идут по густому лесу, сверяясь по своей достаточно подробной карте. Это копия военной карты времён Второй мировой войны, которыми в то время в этих местах пользовались финские офицеры.

Делегация из Финляндии в составе четырёх человек приехали к нам, как обычно это делают в летнее время, для ухода за полевыми захоронениями своих военнослужащих, погибших на Карельском перешейке. В нашем районе такое захоронение есть недалеко от пос. Соловьёво у реки Бурной. В этот раз у делегации была и другая миссия — она должна принять останки двух финских солдат, найденные нашими поисковиками на месте боёв в этих местах.

Мы направляемся к месту жестоких сражений зимы 1939-1940 у реки Бурной... Идём по мягкому, пружинящему под ногами, толстому слою опавших прошлогодних листьев, мха и торфа. Вокруг такая тишина, будто край этот заброшен, и люди бывают здесь не часто. Это сейчас здесь безмолвие, безлюдье, но мы-то знаем, что той страшно морозной зимой здесь был ад кромешный.

Земля крепко нашпигована железом. Миноискатель в руках руководителя военно-патриотической поисковой группы «Ладога» Александра Удалова пищит постоянно, реагируя на металл. Поисковик Владислав Дубовцев, хранитель фондов музея-крепости «Корела», в любом таком месте сапёрной лопаткой вкапывается в грунт и непременно обнаруживает осколок мины, снаряда или стреляные гильзы. Значит, здесь продолжительное время бушевала настоящая смертельная вьюга с взрывами, пулемётно-ружейной стрельбой.

И повсюду полузаплывшие от времени, но хорошо видимые окопы, стрелковые ячейки, воронки от снарядов и мин. А вот как упоминание о том жестоком времени - неразорвавшийся, рыжий от ржавчины артиллерийский снаряд. К нему лучше не прикасаться, в этой металлической толстой оболочке притаилась смерть. Пусть она в то время никого не поразила, но даже сейчас, спустя 70 лет, может оборвать чьи-то жизни.

И тут мы слышим крик ушедшего далеко вперёд Владислава:

- Давайте сюда. Нашёл.

Отводя от лица ветки, отмахиваясь от паутины, пробираемся на голос. Вот среди деревьев обозначился силуэт Владислава. Он стоит над ямой, что выкопана в заплывшей траншее:

- Это здесь.

Но тут лучше предоставить слово самому Владиславу Дубовцеву, который и обнаружил в этих местах останки финских солдат:

- Поехали мы неделю назад к реке Бурной посмотреть на местности, что там есть. И в первой же финской траншее нашли кусок сапожной кожи. Решили по поисковой классике вокруг предмета проверить землю щупом, постепенно расширяя радиус. Нашли несколько финских гильз, фрагмент костей. Вся траншея завалена колпачками от финских гранат, стреляными гильзами от автомата «Суоми», винтовок. А ещё был рожок от пулемёта «Лахти» на бруствере.

Начали перекапывать траншею, а потом метрах в четырёх от неё нашли финскую рукавицу, две монеты (одна помята осколком) и несколько фрагментов останков человека. В этом месте траншея перекрывалась воронкой, были два хвостовика от мин и огромное количество осколков от снарядов среднего и крупного калибра. Видимо, человека просто разорвало, шинельное сукно разлетелось во все стороны. По пуговицам шинели поняли, что она не русская — есть финский герб.

Метрах в пятнадцати, в воронке, щуп наткнулся на ботинок. Стали раскапывать и нашли останки ещё одного солдата. Лежал он неглубоко, сохранился полностью, одежда обгорелая. Видимо, когда-то в этих местах горел торф. Начали проводить раскопки, аккуратно расчищать место, удалось найти кусочек оплавленного алюминиевого финского жетона. Средняя часть, где выбиты цифры, сохранилась - есть начало и конец номера. Отсутствует одна цифра, но по номеру можно установить данные погибшего.

О своей находке Владислав сообщил руководителю ВППГ «Ладога» Удалову. Через Александра Анатольевича эта весть полетела в Финляндию. Вот и приехали оттуда соотечественники из Общества по сохранению памяти жертв войны во главе с Маркку Кийкка, чтобы на месте убедиться в достоверности произошедшего и взять найденные останки для дальнейшего захоронения на родине.

На месте раскопок специалисты финской поисковой группы удостоверились в их подлинности, взяли необходимые образцы найденных там вещей. Владислав Дубовцев передал найденный ранее жетон, документы со схемой и описанием места обнаружения останков, протокол передачи. Находившиеся на тот момент в Приозерске останки своих соотечественников финны намерены взять на обратном пути. После этой процедуры группа поехала на военно-полевое захоронение финских военнослужащих.

Прибыв на место и пользуясь случаем, задаю несколько вопросов руководителю группы финского Объединения по увековечению памяти погибших на войне Маркку Кийкка. Вопросы и ответы старательно, но всё равно с большущим акцентом переводит другой член этой группы - Пентти Киллстрём.

В ходе беседы стало известно, что между нашими государствами имеется Соглашение о сотрудничестве по увековечению памяти погибших в результате Второй мировой войны: в России - финских военнослужащих, а в Финляндии - российских (совет-ских). Ежегодно пять раз в течение лета финские специалисты приезжают в наши края и ухаживают за воинскими захоронениями. На Карельском перешейке их пять, в том числе одно - в Приозерском районе.

Интересуюсь дальнейшей судьбой останков двух финских военнослужащих, обнаруженных в районе реки Бурной. Маркку Кийкка сказал, что вначале их поместят в лютеранской Петропавловской церкви города Выборга. Затем вывезут в Финляндию, проведут медицинскую экспертизу и анализ ДНК того, на чьих останках обнаружен жетон. Постараются найти его родственников.

Прошлым летом, кстати, на Карельском перешейке найдены останки 42 финских солдат, а всего с начала поисков - 1050. У 300 были жетоны, по которым установлены фамилии и имена погибших, найдены их родственники. Останки перезахоронены в родных местах в Финляндии.

В беседе мы коснулись и многих других вопросов. Разговор получился достаточно откровенный и дружелюбный, вывод из него можно сделать такой: войну начинают политики, а страдать приходится простому народу.

Мы уезжали в Приозерск, оставляя финнов, которые из своей автомашины уже выгрузили газонокосилку, собираясь окашивать траву на территории захоронения. На прощание вместе выпили крепкого кофе, приготовленного на походной газовой плитке.

Михаил ЛИСЮК


Новости Культуры

Наверх