Не щадили ни детей, ни стариков...

Не щадили ни детей, ни стариков...

20 июня 2009 № 66 (10889)

По телевидению иной раз показывают, как в Латвии, Эстонии вольготно чувствуют себя ветераны-эсэсовцы, другие пособники гитлеровцев. Они наряжаются в военную форму, участвуют в шествиях, демонстрируя фашист-ские награды. А я сразу вспоминаю, что «Железным Восточным крестом за усердие» был награждён эстонский каратель Энн Оодла, один из руководителей и активных участников массовых убийств мирных жителей в годы войны на территории нашей страны.

Деревенское детство Тамары Фёдоровой проходило в Псковской области. Там, километрах в двух от их деревни, протекала речка, а сама деревня Ланёва Гора стояла на горушке, от которой и получила своё название. Родители Дмитрий Фёдорович и Дарья Андреевна исправно трудились в колхозе, поднимая пятерых детей. Тринадцатилетняя Тамара была старшей, а ещё подрастали младшенькие - сёстры Валя, Зоя, братик Толя и самая маленькая, ещё совсем крохотулька, Женечка.

Налаженная и благополучная жизнь семьи Фёдоровых оборвалась в чёрный день 22 июня 1941 года. Вскоре пришлось уходить из родных краёв от приближающегося врага. Всей деревней сложили на подводы немудрёный скарб, взяли в дорогу харчей, посадили детишек и, погоняя лошадок, отправились в сторону Ленинграда. Двигались по просёлочным дорогам, не подозревая, что немцы на машинах, мотоциклах и прочей военной технике шли основными дорогами. И, конечно, опередили.

- Куда ж вы едете? - спросили беженцев в одной из деревень. - Немец уже впереди вас.

Пришлось возвращаться обратно.

Немцев, к счастью, в их деревне не было, они расположились в деревне Зайцево, что в трёх километрах от Ланёвой Горы. Время от времени оккупанты наведывались в деревню, гонялись за курами, стреляли, ходили по дворам, бесцеремонно брали яйца, масло, молоко. И делали облавы на молодёжь, забирая её на работы в Германию. Поэтому при приближении к деревне очередного вооружённого отряда все жители бросались в ближайший мелкий лес, в кустарники, где прятались. Когда фашисты уходили, народ возвращался к нажитым местам.

Тогда же началась партизанская война, народ сопротивлялся захватчикам, их тактике порабощения и уничтожения.

Этот чёрный день, 22 октября 1943 года, 15-летней Тамаре врезался в память на всю жизнь. В тот год выдался неплохой урожай, хлеба запасли много. А есть его не пришлось...

Накануне партизаны сделали засаду, в которую попал грузовик с карателями, едущими на какую-то операцию. В результате скоротечного боя машина была уничтожена, от пуль народных мстителей погибли офицер и несколько солдат. Вызванная сигнальной ракетой подмога вынудила партизан отойти. И тогда каратели решили отыграться на мирных жителях.

На следующий день в деревню Ланёва Гора внезапно нагрянули каратели. Они стали сгонять перепуганных пожилых мужчин, стариков, женщин и детей в центр деревни, где были установлены два пулемёта. Среди этих вооружённых до зубов карателей, «воюющих» с мирными беззащитными женщинами, стариками и детьми, немцев не было, только эстонцы. Они всё допытывались:

- Где партизаны? Куда они ушли?

Люди молчали. Тогда офицеры принялись обсуждать сложившуюся ситуацию и, похоже, пришли к какому-то решению. Вдруг каратели набросились на мужчин, стариков, стали зверски их избивать. Сразу закричали, запричитали женщины, разревелись насмерть перепуганные детишки. Над деревней поднялись крик и плач. Тут последовали новые команды, и жителей стали загонять в дома. Следом шли вооружённые автоматами и винтовками убийцы в военной форме.

Тамара не знает, как с другими, но их семью, это она хорошо запомнила, сопровождали трое карателей с винтовками. Под их дулами семья Фёдоровых из семи человек зашла в свой дом, каратели - следом. А дальше произошло то ужасное, что тогдашней пятнадцатилетней Тамаре намертво впечаталось в память.

Каратели толкнули их к стенке, защёлкали затворами винтовок и открыли стрельбу. До сих пор Тамара Дмитриевна не может понять, что произошло в тот момент. То ли её случайно толкнула мать, то ли преднамеренно сделал это отец, но она неловко упала, и пули её не задели. Видимо, от ужаса всего происходящего Тамара потеряла сознание.

Когда пришла в себя и подняла голову, то поняла - лежит под телами сражённых пулями отца, матери, сестрёнок и братика, вся в их крови. И тут она почувствовала гарь, увидела дым и с ужасом поняла, что их дом полыхает со всех сторон. Девчонка заметалась по дому, потом выбила раму и выпрыгнула. В клубящемся дыме, невидимая врагами, поползла прочь от полыхающего здания. Там была канава, стала пробираться по ней, по горло в холоднющей осенней воде. Под прикрытием кустов доползла до болота, спряталась. Посмотрела в сторону деревни, а она - сплошное пожарище, и стрельба стоит, по-страшному кричат люди, заживо сгорающие в огне...

Поздней ночью обессиленная от переживаний и перенесённого нечеловеческого напряжения Тамара добрела до соседней деревни, постучала в оконце дома знакомой. Добрые люди приняли её, обсушили, накормили, с ужасом выслушали рассказ о расправе над беззащитными людьми и оставили у себя.

В живых осталась и подружка Тамары - Лена Комарова, потому что в тот чёрный день её в деревне не было - уезжала в Псков. И две осиротевшие девчонки сходили на пепелища родных домов, собрали обгорелые кости погибших, похоронили на кладбище. И долго бродили по деревне, не веря, что такое возможно: были безжалостно убиты 57 жителей, расстрелянных и заживо сожжённых, из них 6 мужчин, остальные - женщины, старики и невинные дети. От 30 домов остались фундаменты и печки, пепел и головни...

Весной 1944 года Красная Армия освободила Псковскую область. Тамара поблагодарила приютивших её добрых людей и покинула их. Сначала в соседней Эстонии на хуторах нанималась в работники, потом завербовалась в Кексгольм (нынешний Приозерск), на целлюлозный завод. А что больше делать человеку без крова, без постоянной работы, без родных? Сначала, когда завод восстанавливали, работала на стройке, через шесть лет устроилась на ТЭС, где отработала до пенсии. Здесь вышла замуж за Ивана Емельянова, вместе они вырастили дочерей Раису и Евгению, есть внук Алексей.

Долго не бывала на своей малой родине Тамара Дмитриевна, потом несколько раз приезжала на родные могилки. Недалеко от деревни есть скромный обелиск со звездой на символической брат-ской могиле жителей Ланёвой Горы, принявших мученическую смерть 22 октября 1943 года.

Не ушли от заслуженной кары убийцы женщин, детей и стариков. Все эти годы шло расследование злодеяний немецко-фашистских оккупантов на Псковской земле и, в частности, в деревне Ланёва Гора. Выяснилось, что здесь свой чёрный след оставили каратели 37-го эстонского полицейского батальона, начавшие свои злодеяния в эстонском городе Тарту, принимавшие участие в карательных экспедициях на территории, примыкавшей к Пскову. Часть из них разыскали и судили, в том числе и командира роты карателей Энна Оодла.

В марте 1973 года в Пскове состоялся судебный процесс. Тамара Дмитриевна присутствовала на нём в качестве выжившего свидетеля и рассказала, как всё было. Тогда в псковских областной и молодёжной газетах прошла серия статей о суде над убийцами. Заголовки статей кричали: «Этому нет прощения!», «Судят убийц», «Маски сорваны». Убийцы получили по заслугам. Но, как оказалось, не все, сейчас они поднимают головы в соседнем государстве...

Тамара Дмитриевна вот уже 53 года живёт в Приозерске, который стал для неё второй малой родиной. Светлая сторона жизни, казалось бы, несколько оттеснила ужасные события многолетней давности. Но в памяти пожилого и далеко не здорового человека вновь ярко всплывают страшные картины расстрела, когда приближаются эти тяжёлые даты — 22 июня и 22 октября.

Михаил ЛИСЮК



Новости Культуры

Наверх