Город Суворовской славы

Город Суворовской славы

13 сентября 2005 № 104 (10328)

Александр Васильевич Суворов трижды бывал на границе России со Швецией. Первый раз он выехал в Финляндию в феврале 1773 года, по заданию правительства проверил состояние крепостных сооружений в Выборге, Нейшлоте и Кексгольме. Его биографы сообщают, что Александр Васильевич прекрасно владел финским языком и поэтому общался с местным населением без переводчика. Он, по просьбе императрицы, также выяснял, какие настроения господствуют в приграничных деревнях.

Второе пребывание Суворова в этих местах относится к 1791—1792 годам. Поговаривали, что полководец «надоел» императрице своими колкостями и двусмысленными шутками и она якобы отправила его в «почётную ссылку». Впрочем, и самому Суворову хотелось уйти подальше от дворцовых интриг и сплетен. Немаловажно и то, что Екатерине II необходимо было иметь на шведской границе надёжного человека, который сделал бы всё требуемое для успешного отражения возможного военного вторжения со стороны враждебно настроенного соседа.

В начале мая 1791 года полководец посетил Кексгольм. Осмотрев фортификационные сооружения, он направил императрице докладную записку, в которой сообщал: «...оная крепость к обороне исправна». И здесь же написал, что и «у реки Пярны редут исправен», то есть отремонтирован.

Третья инспекционная поездка Суворова в Кексгольм относится к декабрю 1795 года. Она была вызвана проводившимися в тот период работами по усилению оборонительных укреплений на Карельском перешейке у шведской границы. Полководец стремился к тому, чтобы вторжение противника на российскую территорию не представляло особой угрозы. Он был превосходным военным инженером, хотя любил пошутить, что ему ближе баталия, чем лопата и пирамида кирпича.

В память об этом посещении города прославленным военачальником на «сторожевом фонаре» Пугачёвской башни установили металлический флажок-флюгер с датой: «1795». Во многом благодаря инспекциям Суворова крепость содержалась в отличном состоянии и сохранилась до нашего времени. Да и враг так и не посмел посягнуть на твердыню, об усилении которой заботился великий полководец.

Стоит ли удивляться, что в начале 1948 года, когда было получено предписание о необходимости переименовать финско-карельские топонимы Карельского перешейка, город Кексгольм первоначально решили превратить в Суворовск? Так он и именовался на бумаге около восьми месяцев. Но когда документы повезли на утверждение к Сталину в Кремль, чиновники решили перестраховаться и дали нашему городу нейтральное название — Приозерск. Понять их можно — тогда уже начинался новый виток репрессий, поисков «врагов народа», и желание присвоить городу имя генералиссимуса царских времён могло показаться чем-то вроде диверсии.

В сегодняшнем Приозерске есть и улица Суворова, и так называемый «Суворовский арсенал» (здание музея), а в 5 км к северу — знаменитый Суворовский редут на реке Пярня (ныне Тихая). До войны он был в отличном состоянии, хотя возвели его в 1739 году, а вскоре, в 1809 году, когда Россия присоединила к себе всю Финляндию, упразднили.

Рассказывают, что в финский период был обычай после окончания выпускных экзаменов в лицее всем классом идти на пикник к этому редуту. И только самые спортивные парни могли с разбегу вскочить-взлететь на высоченную отвесную стену. Не было ни выемки, куда можно было бы поставить ногу, гладкий камень скользил... Но счастливцам доставались восторженные взгляды и рукоплескания девушек.

В советский период редут обветшал, стал осыпаться, порос деревьями и кустарником. Краеведы стали бить тревогу и добились, чтоб этот редут — единственный на территории СССР — был объявлен памятником федерального значения. Арендатором его стал Приозерский лесхоз. И как-то начальству показалось, что редут занимает слишком много места — негде якобы поставить конюшню, свинарник, разводить иную живность. Воровски, не поднимая шума, в начале 1980-х годов экскаваторами срыли три из четырёх мощных стен древнего фортификационного сооружения.

Впоследствии территория знаменитого редута была передана Всехсвятскому подворью Валаамского монастыря под сельскохозяйственную ферму.

В 1990-х годах на Суворовские редуты (кроме главного, Перновского, сохранились остатки ещё трёх подобных сооружений) неоднократно приходили приозерские школьники во главе со своей учительницей истории Еленой Андреевной Мозгалевской, приводили их в порядок. А как-то пришли и с горечью увидели, что руины одного из редутов проданы властями какому-то «новому русскому». Ребята тогда спрашивали через газету: «Сколько сегодня стоит русская история?»

19 августа нынешнего года, в день Преображения Христова, сюда, на Перновский редут, приехала трудовая бригада во главе с научным сотрудником музея-крепости. В течение нескольких часов приозерские старшеклассники Костя Выгловский, Юля Дружкова, Настя Синельникова и Вика Минина очистили от мха, грязи, травы почти весь высокий вал длиной до сорока метров, вырубили кустарник и другую поросль, убрали от подножия редута слежавшиеся за многие годы напластования осыпавшейся земли, все вымели под метёлочку. Ребята работали отлично, потому что понимали, что дело это патриотическое и очень важное.

Суворовский редут преобразился.

Андрей ДМИТРИЕВ