Жизнь пошла прахом

Жизнь пошла прахом

23 июля 2005 № 82 (10306)

«Уважаемая редакция! Это письмо будет как крик души. У нас в поселке Мельникове, на улице Школьной проживает или точнее сказать су шествует Ерзаикина Раиса Петровна. У нее 2 или 3 года назад сгорел жилой дом, в котором проживало 4 семьи. Все как-то пристроились и живут кто где. А она одна, муж больной. Куда она только ни обращалась, а решения ее проблемы так и нет. Хотя в совхозе Мельникове проработала всю жизнь. Теперь она живет в приспособленном сарае. Дали ей временно на зиму пожить в проданной благоустроенной квартире. Но приехал хозяин, все вещи погрузили на трактор, привезли к сараю и выгрузили прямо на улицу. Теперь ей деваться фактически некуда. У людей, сделавших это, нет совести. Потому что все квартиры в поселке проданы приезжим, а своим коренным жителям ничего не дают. Погорельцам - также, живи хоть на улице. Может и нас всех ожидает такая участь, потому что коренные жители, тем более старшего возраста, никому не нужны. Как будто сами старыми не будут.

Кто живет в хоромах, нас бедных понять не может. А человеку хочется остатки своих дней дожить там, где он прожил и проработал всю свою жизнь.

Прошу вас - помогите ей хоть чем-нибудь. Я ей чужой человек, но была бы у меня лишняя комната, я бы ее взяла к себе жить».


Вместе с главой Мельниковской волости Э. Камневым я побывал у погорелицы, которая в настоящее время ютится у своей сестры 3. Стрельцовой. Сестра постоянно проживает в Санкт-Петербурге, на летний период приезжает в поселок, где ведет небольшое приусадебное хозяйство. По характеру она человек целеустремленный и настойчивый, фактически поддерживает и отстаивает интересы Р. Ерзайкиной.

В ходе состоявшегося разговора выяснилось следующее. Дом сгорел в ночь с 29 на 30 октября 2002 года. Погорельцам главой муниципального образования была оказана материальная помощь. Р. Ерзайкина вместе со своим мужем В. Максимовым была поставлена на льготную очередь погорельцев по получению жилья, которая на сегодняшний день составляет 74 человека. Главой волости вместе с директором племхоза «Мельникове» В. Карпи-шиным семье погорелицы был предложен отдельный домик в деревне Хвойное, от которого она категорически отказалась в связи с тем, что он требовал ремонта. В качестве альтернативы распоряжением главы МО ей вместе с мужем была временно предоставлена благоустроенная комната в приватизированной 2-комнатной квартире, хозяин которой длительное время отсутствовал. Будучи пенсионеркой с пенсией в 1600 рублей, Р. Ерзайкина оплачивать счета за коммунальные услуги не могла и накопила значительную задолженность, на погашение которой управлением социальной защиты населения администрации МО ей была оказана целевая помощь. О предоставлении субсидий в та ких условиях, естественно, не могло быть речи. Когда же появился хозяин квартиры, ей было предложено комнату освободить и вещи перевести к своей сестре, проживающей в собственном доме рядом с сгоревшим. После ее отказа выполнить предложение администрация волости была вынуждена организовать перевозку вещей самостоятельно.

По просьбе родственников муж Р. Ерзайкиной В. Максимов в мае нынешнего года был определен на постоянное проживание в областное стационарное учреждение социальной защиты населения, где находится по настоящее время. Кроме того, у нее в городе Приозерске в 2-комнатной благоустроенной квартире проживает родной внук, с которым она уже длительное время контактов не поддерживает. Так получилось по жизни, что дочь погорелицы умерла в молодом возрасте, сын находится в местах заключения. А опекунство над внуком оформила сестра: родной бабушке было некогда заняться внуком. Причина банальна. В ходе разговора отчетливо просматривалась «дружба» Раисы Петровны с «зеленым змием». Видимо, это явилось основной причиной сегодняшней ситуации. Да и здоровье уже пошатнулось. Родная сестра содержать по-горелицу уже устала, да и боится оставлять ее одну дома. Так и оказалась Раиса Петровна сначала в летней кухне сестры, а затем - фактически в сарае. Ее категорический отказ от определения в стационарное учреждение социальной защиты населения положение только усугубляет.

Никому не пожелаешь оказаться в таком положении на излете жизненного пути. Решение по своей дальнейшей судьбе, конечно же, принимать ей самой. Со стороны государства меры социальной поддержки ей были оказаны, только трещина в семейной жизни поставила ее в сложное положение. Путь, который она избрала сегод ня, явно тупиковый. Время выбора жизни по вкусу прошло. Теперь надо соглашаться с тем, что пока еще предлагает ситуация.

Александр ПАШКИН