Факты важнее легенд

Факты важнее легенд

28 июня 2005 № 71 (10295)

В «Красной звезде» от 16 июня сего года была опубликована заметка педагога Т. Ф. Ильиной «Легенды — дело серьёзное». Она очень интересна, но в неё, к сожалению, закралось несколько ошибок, которые необходимо исправить.


Во-первых, никакого острова Гарда (Рус) в черте Приозерска не было и нет. Городской пляж и парк находятся на острове, испокон века именовавшемся карельским словосочетанием «Каллиосаари». Это название не выдумано современными экскурсоводами, а всегда принадлежало данному месту. Мы встречаем его на самых ранних из дошедших до нас карт — датируемых XVI — XVII веками.

Во-вторых, несправедливо говорить, что «мы не удосужились дать имя» этому острову. Ещё на картах Петровского времени он имел два названия: карельское — «остров Каллио» и русское — «Каменный остров». Когда после Великой Отечественной войны решено было всем топонимам и гидронимам Карельского перешейка дать новые, русифицированные названия, специалисты Топографического отдела штаба Ленинградского военного округа придумали нашему острову имя «остров Каменистый». Так это и зафиксировано в Постановлении Леноблисполкома от 27 мая 1950 года. Это и есть нынешнее официальное название острова Каллиосаари.

В-третьих, загадочный остров Гарда (Рус) действительно когда-то существовал. О нём рассказывают арабские путешественники конца I тысячелетия нашей эры. В 1980-х годах историк Виктор Паранин высказал гипотезу, что знаменитый остров Рус — это весь Карельский перешеек в древности, когда он с четырёх сторон омывался водами Вуоксы, Ладожского озера, Невы и Финского залива. Ведь он был протяжённым: чтоб его пройти из конца в конец требовалось целых три дня. Наш же остров совсем небольшой.

И ещё одна поправка. В случае «цунами на Финском заливе» мы бы не посоветовали приозерцам бежать на островок Каллиосаари. Он давно уже не является самой высокой точкой городского ландшафта (так было, вероятно, в XIII — XVI веках, когда вся Корела сосредотачивалась на острове-детинце и в его ближайших окрестностях). Логичнее было бы в случае наводнения бежать к горе Мултамяки (находится в районе финского стрельбища) или, к примеру, забраться на крышу девятиэтажки.

Не вполне уместным нам кажется и употребление слова «легенда». Откроем словарь Ушакова. Здесь поясняется, что легенда — это «всякий фантастический рассказ; вымысел, выдумка». Думаю, многие крещённые в православие приозерцы обиделись, прочитав в статье Тамары Фёдоровны, что «жизнеописания святых — это тоже легенды».

Наша статья о коркоделах также ни на каких выдуманных легендах не основывалась. Мы подняли летописи, к сообщениям которых историки относятся весьма серьёзно, и привели свидетельства очевидцев. Какие же это легенды? Это реальные факты!

А вот и новые подтверждения. 19 июня в музей пришёл давний (с победного мая 1945 года!) житель Приозерска, отличный печник и заядлый рыбак Владимир Петрович Ивин (в своё время он дважды принимал участие в реставрации крепостных сооружений).

Он рассказал нам о своей встрече с коркоделом, произошедшей лет 12 назад у Чёртова моста — то есть в черте Приозерска.

Был замечательный день «бабьего лета», вода уже спала. Владимир Петрович забросил удочку с мостков и вскоре почувствовал, что его наживка соблазнила какую-то доверчивую рыбину. Место там, у камней, неглубокое, а в то время года и вообще обмелело чуть ли не до сорока сантиметров. Поэтому рыбе и деться было некуда.

— Кручу я себе потихонечку, подтягиваю под водой добычу, — рассказывает Владимир Петрович, — да по сторонам поглядываю. Дело привычное. Руки сами собой управляются. И вдруг боковым зрением уловил что-то неладное. Глянул — и не знаю: верить своим глазам или нет! Рыба моя уже показалась над поверхностью, а прямо за ней, впритык, движется острозубая пасть какого-то неведомого существа! С виду частокол бесчисленных острых зубов — точно дресва! — напомнил щучью челюсть. Но это была не щука! Та ведь как движется в воде — она выскакивает, бросаясь на добычу; даёт бурун хвостом, если удаётся схватить рыбку; бьёт тем же хвостом, если промажет... А это существо медленно и плавно так ползло по дну — ну точь-в-точь как нильский крокодил на своих лапах! Самое же главное — морда у этого маленького чудовища была явно не щучья: над острыми злыми глазками как будто кокарда офицерская — такая морщинистая нахлобучка выпячивалась. Напоминали его выдвинутые, навыкате глаза и надбровные дуги в то же время и обез ьянью морду.

Всё это происходило в течение каких-то секунд, но живо в моей памяти, как будто случилось вчера. Я рефлективно дёрнул удочку. Моя рыба не досталась чудовищу! Оно же плавно опустилось под воду и пропало, даже не булькнув при этом...

Все эти годы Владимир Петрович не знал, что и думать. Кто ему поверит, что он видел какого-то жуткого миниящера в Вуоксе? Но теперь многое прояснилось. И вполне возможно, что ему суждено было наблюдать только появившегося на свет детёныша коркодела. Ещё маленького, но уже злобного и весьма прожорливого. Ведь эта рыбалка состоялась в начале 90-х годов — как раз в тот период, когда популяция ладожских ящеров должна была переживать катастрофический рост. Вот в поисках пропитания коркодельчики и заплывали в Вуоксу...

Надеемся, что и другие рыбаки, встречавшиеся с этими монстрами, поделятся с нами своими впечатлениями и переживаниями.

Андрей ДМИТРИЕВ,
старший научный сотрудник
музея-крепости