У Победы - женское лицо

У Победы - женское лицо

28 апреля 2005 № 47 (10271)

Разве женщины, вынесшие на своих плечах тяжесть войны, не принесли нам Победу? Разве не они строили оборонительные сооружения и дороги для продвижения нашей армии, отдавали последнее продовольствие, отрывая его от своих голодных детей, как воины сражались за урожай, чтобы обеспечить фронт? Многие из них были еще подростками, но работали наравне со взрослыми и награждены медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Значит, они тоже доблесть нашей страны, и труд их должен быть оценен, как труд всех ветеранов войны.

Именно так прошлась война по судьбе Александры Федотовны Потраваевой. Родилась она в крестьянской семье в Вологодской области. К началу войны ей было шестнадцать лет. В тот день родители уехали на свадьбу в соседнее село, а Шура осталась дома с младшей сестренкой. Неожиданно во дворе раздался голос отца, он распрягал лошадь.

- Война, доченька! - с горечью сообщил Федот Егорович.

Вскоре подростков со всех деревень собрали и отправили ремонтировать дороги для прохождения техники. Каждый колхоз выделил лошадей с телегами, чтобы возить песок. Дорога шла по болотистой местности. Настилали в несколько рядов бревна и засыпали песком. Грузили и разгружали его лопатами, так что по вечерам было рук не поднять. А кормились тем, что смогли захватить с собой из дому.

Затем погрузили всех на баржу. Отец перед отправкой сказал: «Саша, я очень надеюсь, что выдюжишь. Береги себя!» Вышли на пристани речного вокзала «Шексна» и сели в товарные вагоны. Целый железнодорожный состав набрался рабочих, их собрали со всей области. Малолеток было человек 40, остальные - взрослые девушки, женщины и мужики, которых по возрасту не взяли в армию. Повезли на Валдай. По пути подверглись бомбежке и добирались до места на машинах и пешком. У деревни Козловка надо было рыть противотанковые рвы. Часто обстреливали и бомбили самолеты со свастикой, поэтому приходилось прятаться на дне рва, прижавшись к земле. Имелись жертвы. Работа была очень тяжелой: требовалась сноровка и большая физическая сила, но малолетние подростки старались не отставать от взрослых, хотя страшно болели сбитые до крови ладони рук.

Домой Шура вернулась в октябре 1941 года. Отправляли только тех, кому не исполнилось восемнадцать. Не все взрослые, что остались на строительстве оборонительных сооружений, вернулись к своим семьям, многие погибли. Когда приехала домой, папу призвали в армию. Прощальные слова его были: «Я вернусь, обязательно вернусь, мы их сильнее». Но не вернулся... В начале 1942 года пришла похоронка, в которой сообщалось, что он погиб смертью храбрых на Ленинградском фронте.

Каждому колхозу сельсовет выделил участок для заготовки леса. Пилили ручными пилами. Заготовка велась три месяца, а с февраля вывозили лес к берегу реки. Труд адский, все делали вручную, а питание скудное. Когда вскрылась река, стали сбрасывать бревна в воду и сопровождать с баграми вдоль берега, чтобы не было заторов. С мая по октябрь вся молодежь работала в лесу на подсочке, добывали живицу из сосны. Это занятие требовало сноровки и внимания. Собранную живицу складывали в бочки и отправляли на завод. Из нее затем изготовляли для нужд фронта скипидар и канифоль. Лозунг был один: «Все для фронта, все для Победы».

Он действовал во всем. Пока основная масса трудоспособных трудилась в лесу, в колхозе оставались женщины, старики да дети, которые по состоянию здоровья не могли работать на лесозаготовках. Ни один человек не сидел без дела. Старики и дети по разнарядке, которая выдавалась каждой семье, должны были насушить крапивы, картофеля и овощей для нужд фронта. В деревне при лучине пряли овечью шерсть и вязали носки, подшлемники, рукавицы. Женщины вместо лошадей пахали на себе землю, выращивали хлеб, сберегая каждый колосок. Отдавали все, чтобы приблизить Победу. Для себя пекли хлеб из мякины и отходов. Весной ели траву, гнилые овощи и картофель. Но никто не роптал.

Саша работала на любой работе, куда бы ее ни послали. В третью военную зиму ее направили на учебу в г. Тихвин, а с мая 1944 года она уже работала мастером в Вытегорском химлесхозе.

- Я часто вспоминаю первую зиму, когда работала на заготовке леса, - говорит Александра Федотовна. - Как трудно было нам, молоденьким девчонкам. А еще труднее стало, когда в 1942 году ушли на войну мальчишки 1924 года рождения. Остались мы одни. За каждой закреплена лошадь. Накормишь свою с вечера, а ночью надо еще раз покормить. Вскакиваешь в темноте, босыми ногами - в валенки и по морозу бежишь на конюшню. И так каждую ночь. Поэтому много уже лет с ногами мучаюсь.

Прошел год. Однажды утром хозяйка квартиры, где жили постояльцы, вошла в комнату и начала крутить переключатель у радио-тарелки. Зазвучала музыка, и что-то заговорил диктор.

- Война, война, девоньки, кончилась, - промолвила она, а сама сползла со стула на пол и заплакала. Муж у нее в 1943-м погиб на фронте.

Все побежали на деревенскую площадь. Плясали, пели, обнимались, но многие, как хозяйка, оставались в своих избах и тихо выли, прижав к груди маленьких детей.

До 1946 года Александра Федотовна работала в Вытегорском химлесхозе, пока приехавшие из Ленинграда начальники не уговорили уехать в Кексгольмский район, в поселок Мичуринское. Здесь добывали смолу из пней, даже завод начали строить и печку соорудили.

В 1947 году доверили ей открывать подсочку в районе Моторного. Здесь и познакомилась она с голубоглазым статным сибиряком с крепким характером. Служил он в Сторожевом, и их присылали на заготовку сена. Ни на одну девушку не загляделся Петр Потраваев, выбрал Сашу, полюбив ее с первого взгляда. Свою любовь они пронесли через всю жизнь.

После химлесхоза Александра Федотовна, уже будучи в Приозерске, 30 лет отработала в Узле связи, 18 из них бухгалтером, а после выхода на пенсию еще 12 лет трудилась уборщицей.

- Ко мне всегда люди хорошо относились, во всем доверяли, - говорит она, вспоминая прожитые годы. - А среди наград самая дорогая медаль «За трудовую доблесть в годы Великой Отечественной войны». Слово, данное отцу, я сдержала: выдюжила. Детей вырастили, сейчас у нас с Петей два внука и две внучки, в них хотим увидеть себя. Одно нас, стариков, сейчас волнует, что многие люди работают не с той ответственностью, как было у нашего поколения. Надо любить свою работу, делать ее на совесть, только тогда будем жить лучше, чище, радостнее.

Г. ХАБИБУЛЛИНА